Ведьма. Часть 3

Я стою перед дверьми храма Меритари. Он великолепен! Среди грязных улиц пред нами высится жемчужина архитектуры. Втиснутый промеж серыми облупленными домами дворец.

Донжон, под которым находятся ворота, нависает над головами. Сами ворота ультрамаринового цвета с позолотой. А рядышком фигурка из почерневшей бронзы странная малышка в натуральную величину сидит на пятках, коленки девки раздвинуты и заметны умело выполненные половые губы. Тело бронзовой телочки очень ?эротично, грудки правильные женски округлости, тонкая талия, женские бедра.

Скульптура производит странное чувство автор явно приукрасил и талия довольно тонка, и осанка довольно правильная, и сиськи слишком округлые. Однако самое главное голова. Голова не вовсе человеческая скорее похожа на облагороженную немножко вытянутую мордочку зверька, то ли белочки, то ли кошечки маленький рот с губками бантиком, носик скорее продолжение мордочки, большие глазки, остроконечные ушки едва на макушке. Да и хвост, изящным изгибом уложенный перед расставленными коленями, тоже не смог принадлежать человеческой девице. На кончике хвоста маленькое утолщение, как у гремучих змей.

Под скульптурой надпись на нескольких язычках: «Потрогай нийу, и ты получишь благословление Меритари». Н да, заметно, что благословлением злоупотребляют: в отличие от остальной темной поверхности пах и бюст девки натерты до ослепительного блеска. Я растеряно перевожу взгляд со статуи на ворота, едва не в силах дышать.

Сердечко отчаянно льется, в голове пустота. Гарсиа, стоящий рядышком, явно опечален, однако старается затаила. Мне тоже отчаянно не хочется расставаться с ним, однако Меритари меня ждет! Сегодня должно исполниться то, к чему я стремилась все этим временем. Я виновато и нежно беру его за руку и, не в силах выдержать его молящий взгляд, отворачиваюсь к другой паре.

Мали всхлипывает на плече Лузио. Ну, по крайней мере один из нас четырех не опечален. Рука кэпа рассеяно похлопывает по попке Мали, а глазки с явственным огоньком в глубине ощупывают скульптуру. Я вздыхаю и решительно шагаю к воротам. Дверь открывается, и перед нами предстает миловидная подростковая девушка.

Я с наслаждением оглядываю ее фигуру и балдежное голубое одеяние нечто вроде хитона, с огромным вырезом. По бокам ткань отсутствует, скрепленная двумя завязками на бедрах и подмышками. Складки облекают струящейся волной прелести девушки, натягиваясь на грудях, и она выглядит скорее голенькой, чем одетой.

Впрочем она, нисколько не смущаясь, мило нам усмехается: Что нужно уважаемым путникам в нашей скромной обители? Обитель то, возможно, и скромная, слышу я сзади хмыканье Лузио, а вот обитательницы вовсе даже наоборот!Я взором прошу прощения и сбивчиво излагаю, что же, собственно, мне понадобилось. Жрица с внимательной и чуточку равнодушной улыбкой выслушивает меня.

Но вот все меняется, когда я упоминаю татушки на наших телах. Ее красивенькая бровь словно в раздумье ползет вверх: Ну, что же, проходите! Я верховная жрица храма Миритари. Здесь вы найдете, что искали.

Всхлипывающая Мали проходит мимо меня, а я все медлю, словно не веря происходящему разве я нашла то, что искала, к чему стремилась? Внутри храм кажется гораздо, гораздо приличным, чем снаружи. Не удивляюсь, принимая как данность, что богине подвластно само пространство. Даже Мали перестает всхлипывать и заворожено оглядывает величественный зал, отделанный темно зеленым камнем. Большие колонны возносятся ввысь по краям зала к прозрачному потолку, и кажется они поддерживают само небо.

Перед базисом колонн в художественном беспорядке разбросаны красивенькие софы. Мне забавно жрицы возлежат на них во время моленья? Я не успеваю повернуться к нашей провожатой из открывшихся дверок за колоннами неожиданно начали стайками хлынули девицы. Они были одеты так же, как и первая жрица.

Хитоны сверкали на фоне строго темного камня разноцветьем красок, а грациозные ноги сексуальностью. Малышки окружают нас с Мали и увлекают в разные стороны, не давая опомниться. Я оказываюсь в просторной комнате, сверкающей белизной и золотом. Несколько красивеньких рук принимаются меня раздевать. Я смущенно прикрываюсь ладонями, однако их нежно, однако настойчиво отводят.

На какое то мгновение игривое щебетание смолкает женщины обнаруживают тату Вутси. В открытых ротиках и удивленно распахнутых глазах благоговение. И я, почти не мурлыкая, нежусь в их вниманиях, совершенно голая, удовлетворяясь восторгом. С потолка неожиданно начали тонкими струями начинает литься водичка. И я и малышки быстротечно становимся мокрыми.

Хитоны окружающих намокают и весьма недвусмысленно облекают грациозные фигурки. Я откинула назад мокренькие локоны волос удовлетворяясь теплой струящейся по телу водой. Несмотря на потоки воды, мое внимание привлекла одна из девчонок.

Вот она изящным движением откидывает назад намокшие локоны волос. Ее голубой намокший хитон плотно очерчивает огромные колышущиеся округлости, не скрывая крупных, едва черных, виноградин сосочков. Промеж женских бедер голубая ткань ложится складкой так, что можно заметить коричневые складки половых губок. Я тут же вспомнила Асиель, рабыню в доме вельможи.

И то, что она вытворяла со мной в купальне. Ее тело так же облеплял хитон и. И я чувствовала определенное желание промеж ног.

Пожалуй я была бы не прочь, дабы девка в голубом хитоне меня поласкала. Мы встретились взорами. Девчонка мило и чуть насмешливо хихикнула, и шагнула ко мне. Что-же наши набухшие соски почти не касались друг друга. Казалось их тянет магнитом.

Ну, чего ты ожидешь? вожделелось мне воскликнуть, однако я лишь смутилась и опустила глазки под ее вопросительным вниманием. Но вот почти мои ресницы опустились, я чувствовала, как мои сиськи сплющиваются о ее приличные шары, как моих пухлых губок касаются мягкие и нежные ее губки. Мне как-то отчаянно мало легкого поцелуя, однако я только открыла рот.

Девичий язык тут же этим воспользовался и проник промеж моими зубками. Я испытала ласковые прикосновения ее рук, скользящих по моей мокрой коже. Единовременно меня стали мыть несколько мочалок прошлись по спинке, попке.

Мои ручки подняли, тоже не оставляя без прикосновений. М м м. Это было хорошо мыться подобным способом. С одной стороны меня ласкала девица в голубом, ее нежные пальчики подбирались все ближе к лобку, а язык ненавязчиво искал встречи с моим. Наши сиськи терлись, елозили друг о друга.