Нетрадиционная семья

Наша предыстория начинается со знакомства с великолепной восемнадцать — летней студенткой по имени РеБекка Джонсон. Во многом Бекка была типичной  малышкой: великолепной, талантливой, полной и амбициозной любопытства. Однако громкий развод ее родителей год назад, означал для нее, что как и многие из ее кентов, она так же была результатом неудавшегося брака. Однако это не затмило ни ее рассудок, ни ее жажду жизни, и во многом развод родителей сделал ее яростней.

Тем не меньше, была одна вещь, о которой Бекка сожалела. Вскоре после ее родители расстались, подростковая блондиночка излишне винила свою мамка, Рейчел, за развод, и а далее увиливала контакта с ней. Бекка подумала восстановить отношения с мамой.

Пока она мчалась по шоссе ней, отличная подростковая девчонка не имела ни малейшей идеи к чему ее впечатления приведут впоследствии. Когда Бекка подъехала к своему бывшему дому на тачке, которую ее матушка повела ей на восемнадцать — летие, подростковая малышка заволновалась. Ее матушка была очень одинока того как после ее муж свалил.

Поначалу малышка обвиняла свою матушка в разводе и держала дистанцию. Однако спустя некоторое время, на расстоянии друг от друга, Бекка догадалась, как глупо это было. Бекка попыталась отогнать чувствование вины в сторону. «Ну по крайней мере, я щас пытаюсь наладить отношения», обдумала она, «К тому же будет классно увидеть Макса очередной раз.

» Макс был двухлетним стаффордширским питбулем ее мамки. Мать и Бекка выбрали его и еще одного питбуля по имени Майк из одного помета, когда они только родились. Когда Бекка уехала в колледж, она взяла Майка с собой, в то время как Макс остался с матерью. У Бекки был напряженный семестр в колледже искусств, и она с нетерпением ожидала летних каникул. Знакомая старенькая деревянная скамеечка и ненаглядный маленький горшок с растениями наполнил молоденькую художницу воспоминаниями.

и пониманием, насколько она скучала по маме. «Надеюсь, мать получила эскизы с Максом, которые я нарисовала для нее», подразумевала она, пока стучала в дверь. Того как стука в дверь и нескольких минут ожидания, Бекка догадалась, что не дождется пока дверь откроют.

«Ахуенно, что я не оставила захватить свои ключи», она всунула свой ключ в замок. Она приоткрыла дверь и пошла внутрь. «Эй! Есть кто — нибудь дома?

» позвала она. Не было никакого ответа, и подростковая блондиночка лихорадочно прошла по пустому коридору. Ребекка была малость обеспокоена, и подумала обойти, казалось бы, пустой домик.

«Я надеюсь, что мать в порядке. Возможно быть, она просто подумала вздремнуть? » говорила про себя уверенная девка, пока поднималась по лестнице и шла в сторону спальни.

Бекка легонько шла по залитому солнцем коридору, и, прежде чем она не упустила возможность постучать в дверь спальни ее мамки, безошибочные звуки страсти пронеслись спустя приоткрытую дверь. Бекка слышала голос ее мамки, доносившийся из спальни: «Вот так, Макс. Даааа!!! Вот здесь. ААААА!» Бекка догадывалась, что не должна, однако юная блондиночка ничего не могла с собой поделать.

Она должна была увидеть нового мужика ее мамки! Бекка была малость расстроена что мать не рассказала о нем, однако по крайней мере звуки доносились очень удовлетворённые! Ничего из того, что Бекка могла вообразить не могло бы ее подготовить к тому, что она заметила. Хотя то, что она видела настолько.

неправильно. так запретно. Первое, что она заметила, это личико ее мамки. Было очевидно, что она была в агонии экстаза. Глазки Бекки прошли по всей длине тела мамки.

Она никогда раньше не замечала, как мила эта немолодая баба. Ее сиськи и все ее тело, если на то двинуло, обладало идеальными формами, и было предметом зависти любой девочки ее возраста. Разум Бекки старался понять, что же она видит.

Пах ее мамки слизывал Макс ее собачонка!!! Бекка не могла поверить в то, что она видела. Ее первым инстинктом было отвращение. Что убедило ее мамка сделать это? Что возможно заставить любую девушку опуститься до этого?

Бекка была ужасно сконфужена. Ее мамка явно наслаждалась, однако это было так. неправильно!! Бекка выбежала из дома.

Все, что она желала подумать то, что она видела. Мысли подростковой блондинки путались. Сложно было разобраться в разных эмоциях бушующих в ней. Ей должно было быть мерзко, или неудобно за то что она видела. однако это было не так.

Девчонка не могла сознается самой себе, однако это ее очень крепко возбудило. И хотя Бекка не до конца все осмыслила, то, что она видела, направило ее на путь с которого уже нельзя свернуть. В комнате, 40 — летняя Рейчел Джонсон не обратила никакого взор на то в доме была ее дочурка.

Все, на чем она могла сосредоточиться, так это на том удовольствии, которое ей доставлял ее четвероногий любовник. «Боже. Макс. ты внутри меня так поглубже! Ахуенный парнишка!» Макс продолжил радовать свою хозяйку, Рейчел почувствовала приближающееся стало кульминации.

Если бы кто — то говорю ей год назад, что она будет позволить ее собачонке доводить ее до оргазма сильного, она бы пренебрежительно рассмеялась. В эту секунду, с язычком питбуля продолжающего исследовать ее влагалище киски, девочка не могла представить себе жизнь без своего нового любовника. «Мааааааааааааакс!!!

« все что Рейчел могла орать пока язычок собачонки доводил ее до интенсивного оргазма сильного, а его мокрый язычок пробирался вглубь, в ее куда чувствительные места. «Ты эдакой отличный песик! Иди сюда, и дай маме тебя расцеловать!» прошептала Рейчел, когда конвульсии стали утихать. Рейчел не волновало насколько запрещенным считалось ее звериное желание. Все, что ее волновало это простой факт, что Макс делал ее успешнее, чем она была в прошлые годы, и у нее не было ни малейшей причины отказываться от этого наслаждения.